Герои * Супер-папа : Шахматные амбиции
Текст: Маша Калинина
Фото: Наталья Еремеева

Шахматные амбиции

Виктор Неустроев финансовый аналитик и отец пятилетней Алисы. Но мы говорили с ним не о работе, а о его хобби – все свободное время он посвящает шахматам. Тренер и заместитель директора шахматной школы «Гардэ», Виктор приобщил к любимому делу и свою дочь – отправил ее заниматься шахматами в 4,5 года и возлагает на нее большие чемпионские надежды.

Мы узнали у него, зачем отдавать ребенка в шахматы, почему мальчики играют сильнее девочек и чем замотивировать маленького спортсмена.

– Виктор, с чем связано, что «Гардэ» – это единственная частная шахматная школа в Новосибирске?

– Действительно, единственная. Так сложилось, что родители у нас в стране не привыкли платить за шахматы. Это советская традиция, когда во дворцах культуры дети играли в шахматных кружках. Но так уж вышло, что там редко можно встретить профессиональных шахматистов. Поэтому у ребенка, которого тренирует любитель, мало шансов стать сильным шахматистом. А те, кто и раньше был хорошим шахматистом, дают индивидуальные уроки. У нас настоящая частная школа с высокой квалификацией тренеров, с четкими целями для учеников – мы пытаемся в каждом ребенке раскрыть талант и делаем все возможное, чтобы он стал сильным шахматистом, а быть может и настоящим профессионалом.

Школа «Гардэ» основана в 2002 году Арсением Борисовичем Каргиным, известным в городе шахматистом, международным мастером и тренером ФИДЕ. Родители Арсения также известны в городе – мама Маргарита Юрьевна двадцать лет назад основала крупнейшую в Новосибирске лингвистическую школу «Интерлэнг». Такими связями можно объяснить несколько совместных проектов «Гардэ» и «Интерленга» – например, летний ежегодный детский лагерь, где дети учат английский и играют в шахматы.

– Наверное, у детей, которых отдают в шахматы, чаще всего кто-то дома уже играет? Папа, дедушка?

– Бывает по-разному. У нас есть дети, у которых в семье не играет никто, но родители понимают, что шахматы – это важно для интеллектуального развития ребенка, и приводят заниматься. Нас с двоюродным братом научил играть дедушка. Мне было пять лет, а брату – шесть. Он сразу пошел к тренеру, а меня не взяли из-за возраста, и всерьез я стал заниматься только в 9 лет. Брат начал раньше побеждать в турнирах, раньше выполнил 1-й разряд. А я только потом его догнал – мы оба кандидаты в мастера спорта.

– Если родители не играют в шахматы, но ребенка все же отдали в школу, надо ли им самим изучать правила, подключаться к игре?

– Желательно играть. Но иногда достаточно интереса самого ребенка. Например, родители Арсения Борисовича не играют в шахматы, а, тем не менее, он смог стать международным мастером. Сейчас проблем нет – можно играть с компьютером, можно играть в интернете. Проблема есть только в мотивации детей.

– А что с их мотивацией?

– Детей вообще стало сложнее к чему-то привлечь. У них слишком много выбора – и это не всегда хорошо. Например, как с игрушками: когда у ребенка их много, новая игрушка уже не так интересна. Как правило, дети делятся на две категории: те, кто сами хотят играть, и тех, кого привели родители. Во втором случае сложнее – мы пытаемся найти подход к ребенку, как-то замотивировать, но это не всегда получается. Занятие длится 1 час и даже за это время некоторые поглядывают на часы – ну, когда уже домой. Я в свое время занимался по три часа три раза в неделю, и не уставал. Даже был готов после занятия еще сыграть в блиц – пятиминутные шахматы.

– Как узнать, склонен ребенок к шахматам или нет?

– Проще всего привести на занятие и проверить. Принято считать, что шахматами может увлечься тот, кто любит настольные игры, собирает пазлы, усидчивый. Но и это не показатель. Ребенок может быть активным, беситься – да они все бесятся, но игра его все равно увлечет.

– Вечный вопрос: стоит ли настаивать, если ребенок не хочет заниматься?

– Многие родители настаивают, потому что видят пользу. И это действительно так. Мой знакомый – мы вместе росли и играли в шахматы, никогда не хотел заниматься, его заставлял отец. Сейчас он гроссмейстер, входит в топ-60 шахматистов России. Играет профессионально и больше ничем не занимается. Здесь такая особенность, если ты 2-3 года отходил, то дальше не бросишь – игра затягивает, возникает азарт, интерес.

«В советское время проводили исследование, по результатам которого стало ясно, что дети-шахматисты лучше успевают в школе», – говорит Виктор Неустроев.

– В каком возрасте стоит отдавать на шахматы?

– Чем раньше, тем лучше. Мы берем с 4 лет, но таких детей не много. В основном в шахматы приводят в 7-9 лет. Но тут нужно понимать, чем раньше начнешь, тем сильнее будешь играть. Моя Алиса начала играть в 4,5 года, и скорее всего, она уже будет обыгрывать тех, кто пришел на полгода позже. Интерес к шахматам с возрастом растет – ребенок начинает лучше играть, побеждать и входит во вкус.

– Как Алиса реагировала: сразу ей понравилось?

– Сначала я занимался с ней дома, но это было неэффективно. Она могла капризничать – папа есть папа. И тогда я решил погрузить ее в шахматную атмосферу – привел на занятие, где все играют, решают задачки. Постепенно она стала интересоваться. Еще для Алисы важная мотивация. Я говорю: позанимаешься – поведу на аттракционы. Многие психологи раскритикуют такой метод, но я не вижу другой альтернативы. А теперь ей уже нравится побеждать, нравится, когда она рубит фигуру соперника, ставит мат. Полюбила решать задачки, потому что там есть такой элемент завершенности: решила – ты молодец.

– Победа как мотивация понятна, а что делать с поражением. Как дети это воспринимают?

– Это больная тема для всех. Многие дети расстраиваются: хоть в 5 лет, хоть в 12. Здесь ничего не поделать. Я объясняю: ничего страшного, в следующий раз сыграешь сильнее, давай ошибки разберем. Бывает, и плачут малыши. Лицо краснеет, глаза слезятся. Есть дети, которые легко относятся к поражениям. Но я считаю, это плохо – у них нет мотивации выиграть. Как правило, все хорошие шахматисты болезненно относятся к поражениям.

– Раз уж мы про Алису заговорили. Девочка в шахматах – это редкость? Для кого больше этот спорт?

– Нельзя сказать, для кого больше. Но по статистике у нас 90% мальчиков против 10% девочек. Есть еще закономерность, что мальчикам эта игра дается легче, и они вырастают в более сильных шахматистов. Например, самый сильный шахматист в мире Магнус Карлсен имеет рейтинг 2882, а у самой сильной девушки Юдит Полгар рейтинг 2685. Разница более 200 пунктов очень существенная.

– Как это объяснить? Ведь и нормативы в шахматах есть: мужские и женские. Здесь же сравнивают не физическую подготовку. Это борьба интеллектов.

– Это трудно объяснить. И думаю, здесь дело не в эмоциональности. Наверное, мужчины лучше… комбинируют. Ну, если я прямо скажу, что мужчины умнее, ваш журнал такое не опубликует? Если считать, что шахматы – это показатель интеллекта, то получается – да, мужчины умнее женщин. По статистике мужчины играют сильнее.

Норвежский шахматист Магнус Карлсен – один из самых молодых гроссмейстеров в мире. Получил это высшее звание в 13 лет. В 23 года, кроме прочих титулов, стал обладателей самого высокого рейтинга Эло за всю историю его существования, побил рекорд, удерживаемый Гарри Каспаровым в течение 13 лет.

– Есть много юмора на счет того, мол, какой же это спорт – шахматы.

– Нет, на самом деле это спорт. Интеллектуальная работа отнимает очень много сил, именно физических. Тяжело во время партии на протяжении пяти часов держать полную концентрацию внимания. И помогает как раз физическая выносливость, то есть ты должен быть в хорошей форме. Например, Арсений Борисович, он еще и ушуист, каратист, находится в прекрасной физической форме. Я не могу сказать, что шахматист – это обязательно неспортивный очкарик.

– Можно выделить три главных аргумента, зачем отдавать ребенка в шахматы?

– Во-первых, у ребенка, который занимается шахматами, уровень интеллекта в среднем выше. Во-вторых, шахматы учат просчитывать будущую ситуацию. Сначала ты подумал, что произойдет, какие будут последствия, потом сделал. Дети же в основном сначала делают, потом думают. В-третьих, многие отмечают, что развивается память, усидчивость.

– Если «Гардэ» воспитывает профессиональных спортсменов, зачем вы свою Алису отдали в школу?

– Чтобы она была профессионалом, чтобы побеждала. Поскольку женщины слабее играют, то ей достаточно достигнуть моих позиций, чтобы на российском уровне быть сильным игроком. Но даже если ничего не получится, для нее будет много другой пользы. Я думаю, что она будет побеждать в турнирах, учитывая, как рано она начала заниматься. Сейчас я хочу отдать ее на летнюю площадку, где она будет заниматься и шахматами, и английским. Наверняка, уже к осени она будет обыгрывать дошкольников.

Похожие: