Стиль жизни * Колонка : Настоящий брат

Фото: Никита Хнюнин, Надежда Семченко

Настоящий брат

Как подготовить ребенка к тому, что в семье появится второй малыш – об этом задумываются, пожалуй, все родители. Наш автор Марина Трубицына поделилась своей историей о том, как правильно ждать и кого готовить в первую очередь.

Братика Агата хотела давно. В отличие от родителей, которые боялись… всего! Боялись, что не сможем нормально обеспечивать двоих, боялись не успеть построить карьеру, боялись обделить вниманием старшую. Но судьба оказалась смелее нас. И вот, Агата сразу после мамы с папой узнает, что у нее будет брат. Совсем еще кроха, ей вот-вот исполнилось два. И вот она уже торжественно сообщает бабушкам, воспитателям в детском саду, друзьям по детской площадке, о том, что у мамы в животике «бьят».

Между делом

Лишь во время второй беременности я поняла, какой спокойной и безмятежной была первая. Я оберегалась родственниками подобно Святому Граалю. Никаких тяжестей больше пяти килограмм, никаких стрессов, витамины и питание строго по расписанию. За руль – только в самом крайнем случае. А когда в 30 недель меня уложили на сохранение, я приняла это как трагедию. Плевалась больничной едой и считала дни до возвращения домой. Первая беременность тянулась долгие девять месяцев…

Вторая беременность дала о себе знать лишь во втором триместре. Я просто отказывалась признавать этот факт. На носу переезд, и я таскаю сумки с вещами, ищу рабочую бригаду, целыми днями за рулем, под песни группы «Ленинград» разъезжаю по строительным магазинам. Какие там витамины, если я поесть не успеваю?! По утрам таскаю в садик полусонного ребенка. Работаю по восемь часов на ногах, без перерыва. Агата из сада приносит ангину, и мы болеем всей семьей.



 

К 30-ой неделе беременность все больше дает о себе знать, и я радуюсь «путевке» в стационар. Там от меня требовалось только спать, есть божественный бефстроганов, творожное суфле, болтать с соседками по палате и взвешиваться дважды в день. Агата звонит на мобильный и сообщает, что обиделась на брата, потому что из-за него мама лежит в больнице. Вместе с беременностью, оставшееся время я вынашиваю план, как уберечь дочь от ревности и борьбы за свое законное место на родительской кровати между мамой и папой.

Личные вещи и сопричастность

Разбирая коробки с вещами, мы находим снимки УЗИ, на которых Агате 38 недель. «Посмотри, какой большой и круглый был твой домик, – показываю снимки с семейной фотосессии. – Мы с папой считаем дни до твоего появления. А это – ты!». Достаю из альбома ее снимок 3D УЗИ. Дочь долго разглядывает смоделированное компьютером изображение, показывает на черты лица и сравнивает их со своим реальным отражением в зеркале.



«А еще я всегда буду помнить, какими маленькими были твои ручки и ножки – говорю я, протягивая Агате гипсовые слепки ладошки и ступни. – А это твоя первая пустышка, и твоя бирка из роддома, и твой крохотный розовый чепчик».

Наши воспоминания, трогательные истории и эти бережно сохраненные личные вещи помогли дочери настроиться на нужный лад.  

«А у братика еще нет таких фотографий. Надо, чтобы и у него были», – говорит Агата, и уже через пару дней я беру ее с собой на прием к врачу. Она смотрит, как врач замеряет живот, как слушает сердце малыша. Ей тоже разрешили подойти и послушать – впечатлений хватило на неделю. УЗИ мы тоже делали вместе.

Подходит время, когда ожидание становится все более невыносимым. В спальне появляется люлька, и Агата заглядывает туда каждое утро с вопросом: «Ну! Где брат?». Она тщательно выбирает костюмчики и шапочки на выписку. Я же, каждый раз совершая покупки новорожденному, покупаю что-то для Агаты.

Нельзя сказать, что она понимала все, как есть. Она видела, что есть живот, знала, что будет брат, но почему мама больше не может носить ее на ручках и почему вместе с мамой нельзя скакать на батуте, это она понимать отказывалась. Стоял июль, и мы много гуляли пешком. Часто Агата возвращалась домой верхом на моем животе, а я в одной руке несла самокат, а в другой – коляску с куклой. На замечания прохожих «братика раздавишь», она не обращала внимания: «Как я могу его раздавить, если его еще нет?».

Он – настоящий!

Проснувшись солнечным августовским утром, Агата не обнаружила дома мамы с папой. Рядом была бабушка, которая показала Агате фотографию новорожденного Яшеньки. «Какой хорооошенький! Нужно его посадить на наше семейное дерево, рядом со мной», – заявила дочь.

К сожалению, детей до 14 лет не пускают к мамам в послеродовое отделение, но у Агаты было много других, не менее важных дел – она готовилась к выписке. Платье, прическа, цвет воздушных шариков и кто в какой машине поедет – все это решала наша малышка. Теперь она не просто Агата, она – «первая сестра» или «главная сестра».

Мы решили не называть дочь «старшей сестрой» – боялись раньше времени забрать у нее детство.

Дома Агата не отходила от новорождённого брата, не разрешала никому, кроме мамы и папы, брать его на руки. Бывали моменты, когда она проверяла, не игрушечный ли он, и могла слишком сильно сжать маленькую ручку. На наши просьбы не кричать, не смотреть мультики на полную громкость, не прыгать на кровати рядом с малышом, она отвечала протестом. Не из вредности – просто она не могла понять, почему раньше это все было можно, а сейчас резко стало нельзя.

Потом Агата нашла свою детскую пустышку и стала засыпать исключительно с ней, объясняя это тем, что она тоже маленькая ляля. Ну, что ж… решила я, ляля так ляля. Мы заворачивали ее в одеяло, качали на руках, наливали воду в бутылочку и позволяли спать вместе с нами. Длилось это две недели. Кто-то советовал нам отдать ее на несколько дней бабушке, пока мы не наладим быт с учетом нового члена семьи. Но эта идея казалась мне дикой, ведь без Агаты наш пазл не сложился бы.

Пока Яше не исполнился месяц, я специально не водила ее в сад. Мы привыкали жить вчетвером и открывали новые стороны друг друга. Мы стали настоящей командой. И пока муж был в отпуске, мы каждый день ходили куда-то вдвоем с дочкой, и это было только наше, розово-карамельное девочковое время. Однажды мы с мужем поссорились в присутствии Агаты. Тогда она подошла и сказала: «Мама и папа, на меня вы можете ругаться, только на Яшеньку не ругайтесь – он еще маленький!».

Через три месяца Агата превратилась в лучшую няньку, которую только можно пожелать. Она лучше любого взрослого следит за каждым движением Яши и понимает любое желание. Когда по дому много работы, я не веду Агату в садик, и она помогает мне с малышом. Кто скажет, что я ее эксплуатирую, тот не видел, какой гордой и важной она становится после фразы: «Я на кухню, ты за главную». Недавно, на улице к Яшиной коляске подошла женщина с годовалой девочкой: «Доча, посмотри какой маленький мальчик, как игрушечный», – сказала женщина. Агата с серьезным лицом ответил: «Он не игрушечный, он настоящий! Понятно? Настоящий».

Похожие: