Герои * Супер-мама : Инвестировать в эмоции
Текст: Маша Калинина
Фото: Наталья Еремеева, Владимир Белоусов

Инвестировать в эмоции

Эта история о том, как меньше чем за год маленькое семейное дело по пошиву одежды стало набирать обороты, обретая бренд, собственный стиль и все новых и новых заказчиков. В жизни нашей героини Эмилии Дё, создателя одежды Dyo by dyo в Новосибирске нет ни капли тривиального, начиная с имен детей – Мунхей и Марс, заканчивая историями о захватывающих дух семейных путешествиях.

Пожалуй, именно муж стал для молодой студентки главным двигателем в жизни и главной опорой. Просто прочитайте, сколько невероятных жизненных эпизодов произошли с ней, после того, как она совершенно случайно, в ничем не примечательный четверг встретила мужчину всей своей жизни. «Дима – это космос», – главное, что говорит Эмилия, когда речь заходит о муже. 

– Не так много можно увидеть ваших совместных с мужем фотографий и личных историй, расскажи, как вы познакомились?

–  Это был обычный, ничем не примечательный четверг. Вместе с подругой мы гуляли у кинотеатра «Победа». Я недавно рассталась с молодым человеком и шла грустная и печальная, но нарядная. Почему-то именно в этот вечер я решила нарядиться: подруга была в джинсах и майке, а я в пышном платье. Мы гуляем, и вдруг мне кто-то говорит: «Пойдем в кино». Это был Дима. Конечно, я не сразу согласилась: убегала от него, он ехал за мной на машине – такая классическая история. Но все-таки в кино мы в итоге пошли. В тот момент мы даже толком не познакомились, телефонами не обменялись. После фильма я поехала отвозить подругу, а Дима все так и ездил за мной по городу. Уже около моего дома мы мало-мальски пообщались. С этого все и началось.

– И каким был ваш роман?

– Роман был стремительным. Тогда я училась на 4 курсе СибУПК, танцевала go-go в «Рок Сити» и преподавала хореографию в студии Shake it. Через две недели после знакомства, мы поехали вместе отдыхать в Египет – катались там на виндсёрфинге. Мама с папой, конечно, были в шоке. Дима, как и полагается, пришел с ними познакомиться, и папе ничего не оставалось делать, как отпустить меня.

 

– Ты вот так сразу поняла, что это любовь?

– Нет, я сначала была очень спокойна. А Дима, наоборот, очень красиво ухаживал и вообще сразу был настроен серьезно. Помню эти бесконечные огромные букеты возле дома. Но меня это сначала не особо волновало. Чувства начались позже: я влюбилась в это отношение к себе, в его порядочность. И самое главное – мне нравилось, насколько он интересный увлекающийся человек: бильярд, сноуборд, серфинг, путешествия. Во всем он был профи – это, конечно, меня зацепило.

– Как вы решили пожениться?

– В первые четыре месяца нашего знакомства, Дима мне открыл много нового – я впервые каталась на виндсёрфинге в Египте, впервые встала на сноуборд в Шерегеше, спустя еще какое-то время он пригласил меня на Бали. Там-то и предложил стать его женой. Да-да, спустя всего четыре месяца!

«Дима просто включил меня в свою жизнь. Это было не показное, не напускное. Он действительно такой – никогда не сидит на месте», – говорит о муже Эмилия. 

– А что было с твоей учебой?

– Помню, на пятом курсе у меня образовались большие долги. И я говорю Диме – давай мы забеременеем, чтобы мама меня не ругала? Ему такая идея не понравилась: Дима старше меня на 8 лет и давно мечтал и ребенке, но в то же время хотел, чтобы и я этого захотела сама. Тогда мы обошлись без радикальных мер: Дима помог мне сдать долги, и я получила диплом. Продолжала работать, танцевать. Конечно, в тот момент о реальном желании стать мамой речи не шло. Но когда у наших друзей родился малыш, и я его увидела, то мне жутко захотелось ребенка. Помню, что сказала Диме: их трое, а нас двое – не справедливо. Так у нас появился Мунхей.

   

– О детстве твоих прекрасных парней мы еще обязательно поговорим, а каким было твое детство?   

– Родилась я в Казахстане, в первый класс пошла в школу в Алтайской деревне, где папа у меня был директором совхоза. Я была такой девочкой, которая всегда хотела совершить переворот. Например, когда я узнала, что в Новосибирске дети из третьего класса переходят сразу в пятый, я подняла на уши всех учителей и потребовала немедленного пересмотра учебных лет. Этого, конечно, не произошло, но именно такой у меня был характер. Потом мы переехали в Новосибирск, и я всю себя посвятила хореографии – занималась фольклорными танцами в коллективе «Молодые росы». В день у нас было по две тренировки, помню, что на репетицию мы приходили с дневником, и, если у тебя была хоть одна тройка, тебя отстраняли от занятия. Мы боролись за то, чтобы тебя взяли в танец, дали тебе пару. Это еще больше закалило меня.

«Я не смогу работать в офисе, я человек творческий, – говорит Эмилия. – Если жизнь заставит, я лучше пойду в магазин продавать что-нибудь красивое, чем выполнять скучную работу».

– Как ты пришла к тому, чтобы заниматься одеждой?

– Это моя давняя история и моя любовь, родом из детства. Я всегда ходила в одежде, которую сшила для меня мама. Помню, все умилялись моим платьям, ведь таких ни у кого не было. Когда у меня появился Мунхей, я тоже начала наряжать его, но в магазинах не могла найти что-то интересное и неординарное. А он чуть ли не с года начал классно позировать, показывал свое удовольствие от красивых вещей. Видимо, у него это от меня. Когда мы выходили вместе с сыном гулять, мне всегда хотелось одеться как-то одинаково. Первая вещь, которую мы сшили на продажу, были жилетки для мамы и дочки. Потом стали шить шапки и снуды – это был самый хит. Профессионально мы стали заниматься одеждой с появлением Марса – то есть около года назад.

– Тебе помогает мама?

– Да, и мне даже кажется, что нее получается даже лучше, чем у меня. У мамы безупречный вкус и многолетний опыт. В родительском доме весь цокольный этаж мы переоборудовали в мастерскую. Я создаю модели, а мама их отшивает. Сейчас заказов стало так много, что подключилась и моя сестра, и муж помогает отвозить одежду клиентам.

   

–Ты ведь еще и в НГУ успела поучиться?

– Да, совсем забыла про этот эпизод. Когда Муня родился, я пошла учиться на заочный английский. Учеба была каждый вечер. Помню, как прибегала на пары между кормлениями, что-то сдавала и опять убегала. Когда родился Марс, мне как раз пришло время сдавать госы. И тогда я сбежала из роддома: родила я 6-го июня, а экзамен был 10-го. Я тогда еще не могла сидеть и сдавала стоя, на меня преподаватели смотрели с неодобрением и поставили тройку. А я скорее поехала повидать Мунхея и потом обратно вернулась в роддом к Марсу. Мне еще Дима в этот день велик подарил – хороший был день.    

«Дима меня всегда поддерживает. Он знает, что мне нельзя сидеть дома – я его просто съем, буду недовольная и расстроенная», – говорит Эмилия.

– Вы много путешествуете и всегда берете детей с собой?

– Да, мы не представляем, как это – уехать без них. Мы и детям в том числе хотим показать мир, вместе с ними мы по-другому все переживаем, иными глазами смотрим на все. Едем в Геш вместе – Марс в рюкзаке, а Муня катается уже на сноускейте, и скоро мы поставим его на лыжи.

– Но при этом ты не похожа на маму, которой неважно, что дети поели и как поспали. Я вижу, ты очень заботливая и внимательная мама.

– Я не свожу  с них глаз. Я все свое внимание уделяю им – вокруг много опасностей и моя первостепенная задача, чтобы дети были здоровы. Конечно, я устаю, говорю мужу: ну, почему только я все делаю? Но при этом я понимаю, что дети – это мое главное, все остальное второстепенное я делаю для себя, для своего развития. Поэтому сейчас я не строю грандиозных планов – выбираем посильный для нас темп работы.

– Получается, у вас с мужем невероятным образом совпали характеры в плане образа жизни?

– Нет, характеры у нас совсем разные. Дима у меня звездный, он – космос, который трудно постичь. У меня все равно есть какие-то материальные ценности, заботы, а Дима совсем другой. Он может качать ребенка и при этом сидеть мечтать о доме в горах у озера. Для меня это до сих пор непостижимо. Например, мой папа совсем другой – такой хулиган, а Дима спокойный уравновешенный. Он постоянно спасает животных: кошек, собак с дороги убирает. Однажды мне сестра присылает фотографию: Дима на электрическом столбе снимает голубя с оголенных проводов. Я ему говорю: вот здорово, ты бы голубя спас, а двоих сыновей оставил бы без папы. «Ну, значит, судьба», – так он у меня выражается.

– То есть теперь ты готова к любым обстоятельствам?

– Да уж, чего у нас только не происходило. Однажды мы путешествовали по Алтаю – мы с Димой,  моя сестра и трое маленьких детей. Заехали на озеро Пиколь, где ни живой души, только волки воют. Нашли единственную на пути базу с суровым хозяином – а мы очень хотели спать – и решили там остановиться. Вдруг неизвестно откуда приходит какой-то мужик и просит Диму вытащить их из тайги. Муж садится в машину и уезжает помогать неизвестным людям. Оставляя нас в холоде, без еды и с ружьем от волков. Я уже накрутила себе, что это специально подстроено и нас из-за того, что мы приехали на хорошей машине, всех здесь решили поубивать. Но Дима вернулся невредимым – видно, такая у него судьба. Утром мы уехали на Аю. И я помню, как мой племянник лег на белые простыни и сказал Мунхею: «Мы в раю». А Муня, он нет – он как папа, вышел, огляделся – воздух чистейший, форель плавает – и сказал: «Давайте здесь жить». А Марс – он, как я – любит море, песочек и солнышко.

«Мы не хотим построить дом, испечь пирог и осесть на одном месте. Мы сто раз переезжаем, четыре месяца в году путешествуем. Я считаю, что инвестировать в воспоминания гораздо круче», – говорит Эмилия.

– Есть у вас с мужем какие-то договоренности, как вы воспитываете детей?

– Это сложная тема. С детьми в основном всегда нахожусь я, а у Димы много работы, он поздно возвращается. Мало с ними времени проводит. Как-то воспитывать или наказывать, у нас еще не доходило до этого. Но иногда за поведение, муж может поговорить с ними серьезно по-мужски. У меня они делают практически все, что хотят и когда хотят. Но не скажу, что они стали избалованными или непослушными. Если это необходимо, я могу сказать нет. А вечером Муня мне может оценку поставить, как сегодня прошел день: был сегодня праздник или нет. Но праздник, само собой ему нужен каждый день.

– А когда был «не праздник» – это что значит в его понимании?

– Например, когда я много работаю и постоянно сижу в телефоне. Марс бьет меня из-за этого, а Муня говорит, что у него есть такие железные пули, которые могут взорвать мой телефон. Конечно, я стараюсь, чтобы они поменьше это видели, но не всегда получается – нужно клиентам отвечать, вести активную инстажизнь. Это моя работа. Я и так выбрала такое дело, чтобы максимально быть с ними, но это моя работа. Я ведь для них стараюсь. Это современный мир, его просто нужно понять и принять. Мама мне всегда говорит: оставляй детей, а сама занимайся своими делами. Но для меня очень важно, чтобы мои дети знали, кто у них мама и чтобы у них не было вопросов, где она.   

Похожие: