Герои * Супер-папа : Дядя Ваня
Текст: Маша Калинина
Фото: Наталья Еремеева

Дядя Ваня

Вот уже три года Иван Невзоров, тренер по плаванию и отец четырёхлетнего Артемия, работает воспитателем в «Свече», старейшем частном детском саду Новосибирска. Хотя сначала на предложение о столь нестандартной должности он ответил категоричным отказом – не мужское это дело,  подумал тогда наш герой. Но обстоятельства изменились и теперь дядя Ваня, как называют его дети в садике, не представляет себе другого места работы.   

С Иваном мы поговорили о том, как успокоить взволнованных пап, стать лучшим другом для детей и воспитать настоящего мужчину.  

– Хочется узнать всё с самого начала: как вышло, что ты оказался в детском саду?

– Началось всё с тренерства. Я работал в бассейне неподалёку от «Свечи» и занимался с сыном заведующей этого сада. Ей нравился мой подход к детям, как я общаюсь с ними, как проходят тренировки. И однажды она позвонила с предложением: я хочу, чтобы ты у нас работал. Сначала я посмеялся – как это, мужчина-воспитатель? И, несмотря на доводы, что для «Свечи» это обычная практика, к мысли о такой работе я отнесся скептически и категорично отказался.   

– Когда ты изменил своё решение?

– Этой новостью я поделился с семьёй – женой и родителями, которые, к моему удивлению, поддержали эту идею. Почему бы и нет, говорили они, это интересный опыт. Но я всё ещё сомневался. И так сложилось, что в этот момент меня сократили на второй работе – кроме бассейна, я трудился в магазине одежды. Я начал размышлять, анализировать: по большому счету ведь вся моя жизнь была связана с детьми, всю тренерскую карьеру я занимался и с грудничками, и со школьниками. Да и сам я уже был отцом. Я рассуждал: ведь в семье дети растут не только с мамой, так почему бы и в саду не добавить это мужское воспитание. Но, конечно, в том, что я согласился, заслуга моей супруги – она меня и настроила, и поддержала.

– Но ведь были и друзья, знакомые, коллеги. Как они отреагировали?

– Конечно, сначала был какой-то юмор на эту тему, но потом все привыкли. Да, и я не стесняюсь своей работы. Скорее, наоборот. Особенно гордится моя мама: называет меня дядей Ваней и при случае обязательно всем рассказывает, где я работаю.

– Вспомни, каким было первое впечатление, когда ты пришёл в сад?

–  Это и удивительно. Как только я оказался в саду, мои сомнения рассеялись: в «Свече» мне сразу понравилось. Я пришел в декабре – такое активное время, предновогодняя подготовка, репетиции. Здесь всё было красочно, весело. А наш сад, как известно, славится своими праздниками и выступлениями. Может быть, это на меня так повлияло, и я решил остаться.  Первый месяц у меня была стажировка – я приходил к детям не как воспитатель, а как друг. Наблюдал за работой с детьми, набирался опыта. И потом меня определили в группу к подготовишкам – самым старшим детям.

 – Что было самым сложным, когда ты начал работать?

– Сложно было морально – я сильно уставал от несмолкающих разговоров, постоянных вопросов, миллионных обращений «дядя Ваня, дядя Ваня, дядя Ваня». Первое время заведующая меня спрашивала: с каким настроением ты приходишь на работу и уходишь домой? И, несмотря на дикую усталость, я всё равно всегда был на позитиве. Пожалуй, только с родителями первое время было непонимание, но оно быстро разрешилось.

– Родители не доверяли?

– Наверное, для них, как и для меня, сначала было непривычно, что воспитателем может быть мужчина. На этой роли они всегда видели женщину. Вслух никто ничего не говорил, но я чувствовал напряжение, что есть какая-то опаска. Я видел, что этот момент особенно беспокоит пап девочек. С отцами пацанов, наоборот, было проще. Мне повезло, что многие родители меня уже знали по тренировкам в бассейне и рассказывали другим, что я не человек с улицы, а давно и профессионально работаю с детьми. Но главную роль сыграли, конечно, дети: мамы и папы видели, что утром ребята бегут ко мне, облепят всего, тут же рассказывают новости, а вечером не хотят уходить. Родители видели, как я люблю детей, как с ними общаюсь. И все вопросы разрешились сами собой.

 

– Наверняка, самый часто задаваемый вопрос был о том, есть ли у тебя профильное образование?

– Я учился в Колледже Олимпийского резерва на тренера по плаванию, поэтому да – у меня профильное педагогическое образование. Но тут, скорее, играет роль тот  практический опыт, который у меня был за плечами. Я смотрел на тех парней, которые работали воспитателями, но у них не было опыта или не было своих детей, и я понимал, что я бы в определенной ситуации поступил не так: здесь бы я так не сказал, в эти игры бы не играл. Я много работал с детьми, у меня свой сын – я уже знаю, как себя вести. Я работаю детским тренером больше семи лет. 

– Роли распределяются так, что от женщины воспитателя ждут, что она будет как мама – добрая, ласковая, понимающая. А какая роль у тебя в отношении с детьми?

– Детям я – друг, это пошло еще из бассейна. У нас были строгие, жесткие тренеры, а я сразу начал общаться с детьми по-дружески. Я их наставник – это безусловно, но при этом друг. Также и в саду: я друг, но при этом лидер, за которым дети идут, к которому тянутся. Я бы не сказал, что с ребятами я строгий. Вот с сыном у нас совсем другая история.

– Артемию достался строгий папа?

– Своего ребенка воспитываешь немного иначе. В саду я мягкий дядя Ваня, на котором можно повисеть, с которым можно побегать, позабавиться. Дома я стараюсь вырастить из сына настоящего мужчину. Можно сказать, воспитываю его по-спартански. Парень должен оставаться парнем. Я воспринимаю его как взрослого, который может принимать решения. При этом у нас абсолютный родительский авторитет. Он знает, что такое «надо» и мы с женой стараемся не идти на поводу у капризов. Но мы хоть и строгие родители, все равно постоянно зацеловываем его. Он знает, что его любят. Может обидеться, а потом подойдет и скажет «пап, я тебя люблю». Часто хочется пожалеть его, бывает, что внутри всё переворачивается –  хочется его обнять и всё простить. Но ты знаешь, что строгость должна быть, без этого нельзя. Бывает, хочется подойти к нему, извиниться. Ну, и подхожу, конечно, – родители тоже ошибаются. Мы с сыном большие друзья. За все четыре года мы расставались только на два дня, а так – всегда вместе.

– Иван, скажу честно, мне трудно представить мужчину, который занимается с детьми и всё успевает. Обычно: или погуляли, или поели, или легли спать. А у тебя двадцать детей в группе.

– Во-первых, у нас есть задачи и план на день, которому мы четко следуем. Если бы у меня не было такого распорядка, может быть, всё и поползло в разные стороны. В саду мы постоянно чем-то заняты – у нас режим, поэтому мне так легко удается следить за детьми.

– Работая в бассейне, ты готовишь детей к соревнованиям и можешь оценить свою работу – сколько медалей вы получили. А как в детском саду можно оценить результат?

– Дети проводят с нами в саду большое количество времени, даже больше, чем с родителями. Вот ребенок научился читать и мама приходит и с удивлением говорит, что, оказывается, они знают все слоги. Он учится читать, красиво рисовать, на репетициях к праздникам есть свои сдвиги: бывают скромные, зажатые дети, а потом они со временем раскрываются. Это тоже такие важные победы. Наши победы. 

– Может быть это идеализм, но мне кажется, что работа должна приносить удовольствие. А в чем кайф твоей работы?

– Да, во всём! С детьми каждый день особенный. Мне нравится смотреть, как они растут, меняются. К тебе приводят четырёхлетку, и на твоих глазах он взрослеет, умнеет, узнает новое, придумывает какие-то шутки. Жизнь детей для меня – это счастье. Быть с детьми – это очень классно. Они относят ко мне как к папе, и это мне очень нравится. Делятся своими мыслями. Девчонки «испекут» какой-то шикарный торт из песка, пытаются меня им накормить – это очень трогательно. 

 

– Родители, отдавая ребенка в сад, ищут своего идеального воспитателя. На твой взгляд, какой он?

– Это я (смеется). Воспитатель должен любить свою работу, должен кайфовать от нее, дышать детьми, жить ради этого. Если не любит, это сразу видно. Я очень люблю детей и еще ни разу у меня не было сомнений, что я нахожусь где-то не там, не на своём месте. Если бы мне ещё раз представился такой выбор – пойти работать воспитателем, я бы не раздумывая согласился.  

– Даже если бы это был какой-то другой садик, не «Свеча»?

– Нет, у нас уникальный сад. И в плане образования, и в отношении к детям. У нас добрая атмосфера, здесь все друзья. Я могу зайти в любую группу, чтобы узнать, как дела, и все дети тут же бегут ко мне: «Дядя Ваня, дай пять!». 

Похожие: