Герои * Супер-папа : Акушер Денис Романовский: «Мне с девочками проще»
Текст: Мария Калинина
Фото: Наталья Еремеева

Акушер Денис Романовский: «Мне с девочками проще»

«В момент, когда рождалась моя дочь, я был не врач, а трясущийся от страха муж», – признается Денис Романовский, акушер-гинеколог с 15-летним стажем и узи-специалист. Мы расспросили нашего героя, как жить и работать среди девочек, стоит ли звать на роды мужа и почему папы дочек самые счастливые.

Сделать интервью с Денисом мы задумали сразу, когда узнали, что больше 15 лет он совмещает две такие разные профессии: акушер-гинеколог и ведущий городских и семейных мероприятий. Необычное сочетание обещало интересное знакомство. На интервью мы пригласили главу семейства с супругой Оксаной и шестилетней Лерой. Пока девочки фотографировались, Денис поделился секретом, о чём мечтают папы дочек.

– Говорят, если дочь похожа на папу, она непременно будет счастливой. Расскажи про Леру – чей у неё характер?

– Жена говорит: и внешне, и по характеру дочка в меня. С одной стороны, чувствительная, ранимая. С другой – весёлая, любит шутить. У неё отлично развито чувство юмора. Постоянно устраивает театрализованные постановки, даёт домашние концерты. Почти всегда мы устраиваем их вместе, и я её объявляю: «Дорогие друзья, под ваши бурные аплодисменты встречайте: Валерия Романовская!». Она это очень любит.

– Как думаешь, характер – это данность с рождения или результат воспитания?

– Важно и то, и другое. Но я хорошо понимаю, что ребёнок – это полное отражение тебя самого. Детей не нужно как-то специально воспитывать, важно показывать пример своим образом жизни. И тогда они вырастут либо достойными, если ты сам достоин, либо – не очень…  

– Когда ты это осознал, не испугался?

–  Я, конечно, испугался. Всегда быть достойным того, чтобы ребёнок брал с тебя пример – это огромная ответственность. Но я стремлюсь к этому. С Лерой мы очень много разговариваем. У нас есть свои ритуалы, которые помогают нам друг друга понять. Когда дочка ложится спать, это наше с ней время. Сначала мама читает ей книгу, а потом я рассказываю ей истории из жизни. При этом истории у меня закончились года полтора назад и с того времени я их начал придумывать. Лера всегда корректирует, какими они должны быть: на 90% смешные, иногда позволяется, чтобы рассказы были немного печальными. Но в любом случае в них должен содержаться поучительный смысл. Дочка очень любит историю про бледную поганку, которая, в отличие от шикарного белого гриба, была некрасива собой, но именно она, а не важный белый гриб, спас муравья, укрыв его от дождя под своей шляпкой. Мы сделали вывод, что можно быть несимпатичным внешне, но красивым душой.  

– Ты уже думаешь на тему, что ты, как мужчина, можешь дать дочке?

– Модель отношений в семье, безусловно, проецируется на будущую семью девочки. Поэтому мы с женой, если и ругаемся, то очень тихо. И самое главное в нашей семье – это объятия. Вместе мы обнимаемся по несколько раз в день. Это очень важно.  

– Что ещё вы делаете только вместе с дочкой?

– Только мы с Лерой печём вафли и пироги. Только я рассказываю ей истории. После занятий в подготовишке, мы обязательно покупаем пирожные и только вдвоём едим их в машине. Это такие маленькие приятные вещи, которые они вряд ли сделают с мамой. Ещё Лера учит меня танцевать по вечерам. Мы уже меняемся ролями: не только я что-то привношу в жизнь ребёнка, но и она – в мою.

– С капризам девичьим как справляешься?

– Исполняю на «раз, два, три». «Лимонной водички перед сном? Бегу-бегу, доченька». И жду по два часа, когда они с мамой прихорашиваются перед выходом, когда я уже давно готов. Считаю, что так и должно быть. Кто побалует наших детей, если не родители.

– Выходит, дочь для папы – такая идеальная женщина, которая любит безусловно. Просто потому, что ты есть?

– Никакой мальчик так не восхититься папой, как девочка. Мы, мужчины, в душе немного эгоцентристы, самовлюблённые «типчики». Был случай, когда мы гуляли с Лерой, и так совпало, что со мной то один на улице поздоровался, то второй, то третий. И дочка с гордостью мне говорит: «Ты такой знаменитый у меня». Конечно, это услада моему самолюбию. Или я приготовил обед, а она мне: «Ты лучший кулинар в мире». В этот момент у меня эмоции зашкаливают, хочется созидать.

Когда Лера родилась, я домой шёл, как на свидание. К моей девочке! И пока не имея мальчика, могу сказать: дочь – великая благодать. У меня есть мечта, когда Лера будет выходить замуж (найду ей хорошего женишка), она пригласит меня на танец. Это очень трогательно и важно для меня.

– Всегда думала, что мужчинам мальчиков подавай, а у тебя наоборот…

– В силу профессии я давно среди девочек. Мне с ними проще найти контакт, легче донести свои мысли. Правда, когда Оксана была беременна, первое время мы были убеждены, что ждём не дочку, а сына Григория. А потом узнали, что будет девочка. Первая моя мысль: что я буду с ней делать? Но я быстро перестроился. И теперь уже, наоборот, не представляю, что делать с мальчиком.

Когда я провожу узи, встречаю таких мужчин, которые говорят: «Ну, доктор, скажите пол моего будущего сына?». Юмористы. И если объявляю, что будет девочка, у них сразу грусть и тоска, некоторые вообще уходят из кабинета. В этот момент у меня вопрос: зачем тебе мальчик, если ты не можешь справиться со своими эмоциями, какого мужика ты вырастишь?

– До рождения Леры ты около 10 лет работал в акушерстве и помогал детям появиться на свет. Когда твоя супруга ждала ребёнка, какие эмоции ты испытывал?

– Страх и опасение: как будет развиваться беременность, как ребенок будет появляться на свет. Зная всю подноготную вынашивания, конечно, я тревожился. Даже настолько, что однажды, когда Оксана сказала мне вечером, что за день ребёнок ни разу не пошевелился, я соскочил и поехал в роддом за акушерским стетоскопом, чтобы послушать сердечко. Пока ехал, решил, что лучше взять с собой переносной узи-аппарат. Вернулся и дома провёл узи-исследование. На самом деле я очень волновался.

Когда Оксана рожала, я буквально сидел в дальнем тёмном углу и очень переживал. В этот момент я был не врач, а трясущийся от страха муж. Разумеется, у нас не стоял вопрос ни о том, что я буду помогать Ксюше, ни даже о совместных родах. Это была моя принципиальная позиция. Конечно, дочь мне вынесли сразу, но в течение самого процесса я оставался в стороне.

– Ты держал на руках сотни новорождённых малышей, а тут впервые держал на руках собственную дочь. Как это было?

– Меня переполняло чувство огромного счастья, что мой ребёнок родился здоровый, розовощекий, что с женой всё в порядке. Это уже потом, дома, стал думать, как сделать жизнь моей семьи, увеличившейся на одного человека, достойной. У меня трепетное отношение к детям. Даже принимая роды, когда я беру на руки не своего ребенка, всё равно испытываю благоговение.

– Слышала, что ты не сторонник того, чтобы муж присутствовал в родзале?

– У нас происходит подмена ценностей. Женщина – это такое удивительное существо. Она думает, если мужчина будет присутствовать на родах, это настолько забетонирует их семейный фундамент, что гром грянет, а семья не развалится. Но хотя бы одна женщина спросила мужчину: надо ли ему это на самом деле? Возможно, именно присутствие мужа, наоборот, всё «разбетонирует». Может быть, мужику и не надо быть на этих родах. Он меньше любить не станет, а вот больше – вряд ли.

– Женщинам ты уже совет дал. Тогда поделись своими мыслями с другими папами девочек, как нужно воспитывать дочек?

– Прежде всего – это доверие и искреннее отношение. Нельзя никогда обманывать дочь. Также важно потакать всем её желаниям. И, конечно, бесконечно восхищаться ею. Я это делаю постоянно. 

Похожие: